Как расследуют налоговые преступления и что делать во избежание обвинения

Советы эксперта налоговой практики. Часть 3-я Фото: Максим Платонов Госдума приняла в первом чтении законопроект о совершенствовании налоговой системы.

Советы эксперта налоговой практики. Часть 3-я

Фото: Максим Платонов

Госдума приняла в первом чтении законопроект о совершенствовании налоговой системы. Если документ пройдет, с нового года налог на прибыль в России поднимется с 20 до 25%, вырастет ряд рентных налогов, а НДФЛ станет дифференцированным в зависимости от размера и вида дохода. В серии авторских колонок руководитель налоговой практики Bishenov&Partners Оксана Соболева рассказывает читателям «Реального времени» о практических аспектах налогового права в нашей стране и создает своеобразный гид о том, как уберечься от налоговых нарушений и преступлений . В третьей части — рассказ о расследовании налоговых преступлений: как следователи изучают деятельность налогоплательщика, прежде чем возбудить уголовное дело, и через какие четыре стадии проходит практически любое уголовное преследование в случае с налоговыми преступлениями.

Гласные и негласные источники, или Как заподозрить налоговое преступление

Признаками налогового преступления считаются следующие явления:

когда реальная хозяйственная деятельность компании абсолютно не соответствует тому, что указано в документации; когда первичные записи в бухгалтерских документах не соответствуют учетным, а учетные — отчетным; подлог или уничтожение бухгалтерских документов; инсценировка несчастного случая (например, пожара, уничтожившего весь архив) или банкротства.

К популярным способам уклонения от уплаты налогов относятся: занижение налогооблагаемой базы, сокрытие объектов налогообложения (в частности, выручки путем искажения документов бухгалтерского учета), уклонение от ведения бухучета, сокрытие выручки путем подмены или уничтожения первичных документов после совершения сделки; занижение цены продажи продукции (когда по факту продукт или услуга продается дороже, чем проходит по документам), занижение объемов продаж в натуральном выражении; включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных, снижающих налоговую базу и т. д. Есть множество схем, которыми пользуются нечистоплотные бизнесмены, чтобы незаконным путем снизить налоговые платежи, и я планирую написать об этом отдельный материал.

К популярным способам уклонения от уплаты налогов относятся сокрытие выручки путем подмены первичных документов или занижение цены продажи продукции. Максим Платонов / realnoevremya.ru

Но каждое из этих явлений нужно доказать, тщательно собрать свидетельства, изучить нестыковки, а для этого нужно, чтобы у правоохранительных органов хотя бы как минимум возникло подозрение на то, что что-то идет не так. Первичная информация может быть получена негласным путем, и в таком случае начинается скрытая проверка: наблюдение за передвижением и сбытом товара, сырья, продукции, за технологическим процессом, осмотр помещений, транспорта или даже беседы с сотрудниками и другими возможными свидетелями.

Другой вариант — если первичные данные о нарушении правоохранители получили из открытых или официальных источников. Например, если информация содержится в заключениях аудиторских служб или документах налоговой инспекции, в актах КРУ или публикуется в СМИ. В таком случае правоохранительные органы проводят гласные действия, по итогам которых может быть возбуждено уголовное дело: ревизия, проверка, запрос документов, аудиторская проверка по заданиям налоговой инспекции, налоговой полиции, службы БЭП.

А вот выемка и осмотр документов, обыск, следственный осмотр, допрос сотрудников, руководителя, бухгалтера, назначение и проведение экспертиз, очные ставки — все это относится уже к первоначальным следственным действиям, и это означает, что уголовное дело уже возбуждено.

Первый шаг уголовного преследования: поиск наличности

Самый распространенный риск наступления уголовной ответственности — применение транзита денежных средств. Это когда деньги перечисляются на счет другой компании, а товар или услуга при этом не поставляется. При этом у налоговиков получается доказать, что это была не реальная сделка, а махинация по обналичиванию денег и уходу от налогов.

Риск наступления уголовной ответственности выше, если у налоговиков получается доказать, что это была не реальная сделка, а махинация по обналичиванию денег и уходу от налогов. Динар Фатыхов / realnoevremya.ru

Таких схем действительно очень много в сегодняшнем правовом поле: когда один и тот же человек (порой через подставных лиц) регистрирует несколько организаций и «гоняет» между ними деньги без поставки товара, чтобы произвести печально известный «обнал». Разумеется, в этом чаще всего и подозревают бизнесменов налоговики, когда видят транзит денежных средств.

А значит, и первой стадией уголовного преследования становится изучение операций по расчетному счету организации: контролеры пытаются понять, куда уходят деньги и кто их обналичивает. Опасность для компании возрастает в разы, если перечисления между аффилированными лицами — это повторяющаяся, типовая операция, которая заканчивается всегда перечислением денег на счет физлица или ИП. Это практически верный путь к уголовному преследованию. И подобные схемы сегодня в России раскрываются очень быстро. А первым шагом к такому раскрытию становится обычный, будничный анализ расчетного счета.

Приведу пример из практики: один предприниматель зарегистрировал целых 13 организаций: одну основную и 12 аффилированных (на мужа, кузенов, племянниц, соседку, ее брата и прочих лиц, не имеющих никакого отношения ни к этому бизнесу, ни к его тематике). А когда пришли налоговики, оказалось, что между этими компаниями перегонялось целых 84% всех денежных поступлений, и никакой реальной деятельности они не вели. Итог — доначисление налогов примерно на 36 миллионов рублей и привлечение к уголовной ответственности по ст. 159 УК (мошенничество).

Второй шаг уголовного преследования: скажи мне, кто твой друг

Очень часто в обвинительном приговоре используется такой аргумент: отсутствие должной осмотрительности при выборе делового партнера. И действительно, если реализуется преступная налоговая схема с использованием подставного лица, то, как правило, реальная личность этого лица не особенно интересует нарушителя. А поэтому полицейские, расследуя уголовные дела в налоговой сфере, нередко проверяют, известны ли налогоплательщику номера телефонов, адреса офисов контрагентов, их личные данные или даже фамилии (не нужно удивляться, незнание фамилии контрагента — не такой редкий случай, как может показаться).

В нашей практике был случай, когда уголовное дело возбудили только на основании того, что компания нашла контрагента через газету объявлений, а договор подписывала через курьеров. Налогоплательщик признался, что не поинтересовался ни лицензией, ни полномочиями доверенных лиц — только учредительные документы посмотрел. А в результате «влетел» под уголовное преследование.

Впрочем, такая «неосмотрительность» может стать и аргументом в пользу обвиняемого. Еще в одном кейсе адвокат бизнесмена, которого обвиняли в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, заявил: прямого умысла на совершение преступления у его клиента не было. Он просто не проявил должной осторожности в выборе контрагентов, и в итоге его обманули. А значит, состава преступления в его действиях не было.

Однако в любом случае, нужно заранее заручиться доказательствами проявления должной осмотрительности при выборе контрагентов. Иначе все может быть использовано впоследствии против вас.

Третий шаг уголовного преследования: поиск следов подделки документов и экспертиза

Расследование налоговых преступлений проводится в основном по документам. Например, на основании гражданско-правовых договоров, первичных учетных документов, выписок по счетам, информации по сделкам и других документов рассчитывается размер ущерба по уголовным налоговым делам.

Чаще всего в обвинении фигурирует фальсификация документов с целью уклонения от уплаты налогов. Чтобы ее доказать, сначала производится выемка документов — все бухгалтерские и налоговые регистры изымаются и обязательно назначается почерковедческая экспертиза. Ведь нужно доказать, что документы подписывал именно тот человек, которого в этом подозревают. И если проверяющий не назначил такую экспертизу до суда, то его обвинения могут быть трактованы судьей лишь как догадка!

Если проверяющий не назначил такую экспертизу до суда, то его обвинения могут быть трактованы судьей лишь как догадка. Динар Фатыхов / realnoevremya.ru

Последние десятилетия принесли новые веяния: сегодня чаще всего, доказывая преступление, проверяющие назначают не только экспертизу документов, но и мобильников, планшетов, компьютеров. В них частенько содержится исчерпывающая информация по налоговой оптимизации (в том числе и преступной). Так, в одном из недавних уголовных дел факт подготовки и совершения налоговых преступлений был прямо доказан перепиской в мессенджере, найденной в мобильном телефоне.

Я надеюсь, что вы не используете незаконных способов налоговой оптимизации. Но чтобы избежать проблем и подозрений, в любом случае нужно содержать в порядке все, что находится в зоне риска. Это: бумаги, гаджеты и электронные устройства. Все это может сработать против вас. А значит, всегда следите за юридической чистотой и правильностью ведения документов организации! Кроме того, принимайте меры по поддержанию информационной безопасности среди своих сотрудников.

Четвертый шаг уголовного преследования: беседы и допросы

Каждое уголовное дело по налоговым преступлениям сопровождается огромным количеством допросов. Впрочем, это может происходить и до возбуждения уголовного дела: выездная проверка, как правило, сопровождается подобными беседами, причем не всегда логичными. Однако инспекторы имеют полное право допросить любого, кем заинтересуются, и это нужно принимать во внимание.

Был случай из нашей практики, когда выездная налоговая проверка сопровождалась допросом 97 сотрудников! Среди них были не только бухгалтеры, экономисты или учредители. Но и кладовщики, стропальщики, машинисты, уборщицы, механики, техники и другие работники, которые даже в принципе не могли знать о нюансах совершения спорных сделок! Сумма доначислений по итогам этой проверки оказалась огромной: более 600 миллионов рублей. Но обвинение в налоговом преступлении на основании этих бесед построить все-таки не удалось, и большая часть доначислений была потом отменена путем апелляционного обжалования в вышестоящем налоговом органе. Это — к вопросу о том, что грамотные юристы и адвокаты нередко помогают оспорить претензии налоговиков, построенные на итогах допросов.

Был случай из нашей практики, когда выездная налоговая проверка сопровождалась допросом 97 сотрудников. Максим Платонов / realnoevremya.ru

А вот если допрос проводит следователь — здесь уже сложнее. Особенно если предприниматель не очень опытный. Здесь даже если никакого злого умысла у него не было, допрашиваемый может психологически поддаться под давление, дать противоречивые и неосторожные показания, а в России, как известно, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Поэтому, если вас пригласили на допрос, безопаснее будет явиться на него с адвокатом.

В следующий раз поговорим о главном: о том, как защититься от налоговых преступлений, каковы основные ошибки бизнесменов в процессе этой защиты и как их не совершить.

Оксана Соболева

Последние новости

Приметы 21 июля: чего нельзя делать, чтобы не лишиться здоровья и денег

У православных 21 июля неразрывно связано с празднованием Казанской иконы Пресвятой Богородицы.

Кто еще хочет перестать простужаться?

Обычная простуда — это то, с чем мы сталкиваемся на протяжение всей жизни.

В Лениногорске прошел турнир по шахматам

В Лениногорске 19 июля 2024 г уже в 20 раз прошёл турнир, посвященный Международному Дню шахмат.

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *